Файл 2 из 2
На сайт "Иврит через мозг"

Навигация по статье: Часть 1 Часть 2

Дезинформация в учебниках иврита
(Цитаты с сайтов)

Отдельно про смихут

Другой раздел, который эти авторы публикуют не разобравшись, - смихут. Как только речь заходит о грамматических явлениях, которых нет в русском языке, так они начинают путаться и рассказывать все наоборот. Например, один автор так и заявляет: "Смихут у всех вызывает проблемы". Правда, неизвестно, включает ли он в этих "всех" себя.

В смихуте, как правило, артикль ставится перед вторым словом и не ставится перед первым. Если перед словом идет однобуквенный предлог (бе-, ле-), то (для облегчения произношения?) артикль выбрасывается из оборота.

В смихуте если артикль ставится, то только перед вторым словом. Предлог же может быть только перед первым и на наличие артикля никак не влияет.

Кацин hа-ир - комендант города.

Вот те азы про смихут, которые должен знать каждый ученик (а преподаватель и подавно): 1) первое слово в смихуте ставится не в словарной форме, а в так наз. сопряженной; 2) сопряженная форма отличается от словарной; 3) правила образования сопряженной формы этому автору недоступны, потому что он не разбирается в огласовках, однако от слова кацин сопряженная форма будет кцин.

Слова во множественном числе женского рода, а точнее - те, что имеют окончание -от, прекрасно себе переносят выкидывание предлога между собой и вторым членом смихута: шнот лимуд - годы учебы, милот тода - слова благодарности, хеврот коах адам - фирмы по найму рабочей силы.

Здесь наш автор даже не заметил, что все приведенные им примеры противоречат его же формулировке. У слов шнот, милот и хеврот простое (не сопряженное) множественное число - шаним, милим и хаварот, так что с предлогом вместо смихута все эти обороты выглядели бы иначе. Но такого автора обычно не беспокоит, правду ли он говорит или врет беззастенчиво...

Несмотря на равноправное существование в языке слова бат (дочь), сочетания бат адам не существует. Женщины также - бней адам! В первый раз, когда я это услышал, я удивился, а потом вспомнил, что ведь само слово дочь - особенное, во множественном числе оно имеет вид банот.

То есть он думает, что сопряженная форма от банот - бней. На самом деле сопряженная форма от банот - бнот, а свои домыслы человека, поленившегося заглянуть в словарь, можно бы и оставить при себе, а не публиковать для массового читателя под видом учебника. Не оставил - и дал возможность распознать себя как самозванца.

Слово мивца сочетается с прилагательными мужского рода: мивца анак.

Слово анак (гигант) является существительным, соответственно мивца анак - это смихут.

Оказывается, я ошибался, считая, что смихут можно делать только из существительных. Только что написана страничка, где упоминается смихут числительных, а на сайте "Иврит через мозг" утверждается, что первым словом может также идти прилагательное. Я таких сочетаний не встречал, но - жираф большой...

Отдельное спасибо за (или от) жирафа, не встречал так не встречал, но зачем же иврит преподавать... Вроде бы "ахрон hа-мшорерим" из песни "Ерушалайим шель заhав" изучается даже в ульпане...

Прочие домыслы, не стыкующиеся с фактами

Вот еще несколько найденных нами формулировок - они не относятся к какому-либо конкретному разделу, однако их объединяет то, что ни одна из них не соответствует действительности.

Ударение обычно ставится в глаголах на второй слог, в существительных - на последний.

Здесь самым страшным является слово "обычно". "У животных обычно бывает 4 ноги". А как быть со змеями и пауками? Это формулировки, которыми невозможно пользоваться, они занимают место в голове, однако пользы от них никакой. На самом деле место ударения в ивритском слове определяется правилами, которые выглядят чуть серьезнее, чем такая лихая формулировка.

Если личное окончание содержит одну гласную, то она - ударная. Если две - то ударной является предпоследняя.

Если две, то в половине окончаний ударной является последняя, а именно: -эйхЕм, -эйхЕн, -эйhЕм, -эйhЕн.

Словари по ивриту корневые.

Абсолютно нелепый домысел, почему-то тоже встречающийся в разных источниках. (О Создатель, неужели эти авторы даже словарем никогда не пользовались?) На самом деле некоторые словари дают по корню глаголы, но не более того. Корневые словари тоже есть, но это особые словари.

Как правильно заметила Рита М. из Самары, обозначения членов семьи приравниваются к именам собственным: нет артикля перед словами бен, бат, има, аба и т.п.

Честно говоря, такого потрясающего ужаса мы больше нигде не видели - чтобы автор учебника цитировал (и хвалил) учеников, которые еще не выучили предмета. Похоже, что такой уровень халтуры позволяют себе только учителя иврита в Израиле (хорошо хоть - не все). Вот этак нам с вами повезло. Слова бен и бат как раз принимают артикль, и даже используются с ним очень часто. Что касается слов аба, има, саба и савта (и только их, а не всех названий членов семьи), то это слова арамейского происхождения, у них в конце стоит сочетание камац-алеф, которое в арамейском языке само по себе являлось артиклем, поэтому второй артикль к этим словам не присоединяется.

Этот текст - от Светланы М. из Баку (спасибо): И "шамайим" и "майим" слова из Торы. "Шамайим" (небо) - множественное число слова "шам", переводимое указательным местоимением "там". "Шамайим" указывает на все то, что существует вне пределов человеческой досягаемости, через что мы получаем свет, что вне и сверху - там и там - вот тебе и двойственность, два ведь "там(а)". С водой то же самое, были воды верхние и нижние, которые разделялись. Опять двойственность.

Да, есть такое объяснение. Это называется народная этимология - объяснение происхождения слова, основанное не на науке, а на кажущемся сходстве. В иврите много таких народных этимологий, и бороться с ними особенно сложно потому, что придерживаются их люди религиозные, а потому все возражения они воспринимают как покушение на основы веры.

Отдельно стоит отметить вариант употребления артикля перед названием части времени или пространства. В этом случае выражение не требует никакого дополнительного предлога и переводится как "на этой... (неделе)", "в этом... (году, месяце)", "на этом... (месте)": hа-йом (сегодня), hа-шавуа (на этой неделе). Это делает понятным резкое отличие смыслов таких, вроде бы одинаковых по звучанию, выражений: коль йом - переводится как "каждый день", а коль hа-йом - "весь день, целый день".

Во-первых, это два никак не связанных явления: обороты типа hа-йом и hа-шавуа являются наречиями времени, а разница между коль йом и коль hа-йом связана с правилами употребления слова коль (будь при нем слово йом, на примере которого в ульпанах рассказывают это правило, или любое другое). Во-вторых, среди этих наречий времени нет ни одного, которое обозначало бы "на этом месте".

Каждый биньян объединяет глаголы, имеющие общую структуру в третьем лице единственного числа (он делал, он сделал).

...структуру. Точка. Третье лицо единственного числа (и, кстати, мужского рода прошедшего времени) - это форма, которая приводится в словаре в качестве основной, но это не значит, что остальные формы у глаголов одного биньяна не имеют общей структуры.

Глаголы единственного числа в мужском роде не имеют окончаний. Глаголы единственного числа в женском роде имеют окончания -эт или -a. Во множественном числе глаголы мужского рода имеют окончание -им, женского - -от.

Здесь речь о настоящем времени. На самом деле все сказанное касается и прилагательных, и значительной части существительных, и автор, видимо, намерен рассказывать все это еще два раза, но только зачем? Неужели из каких-то методических соображений лучше забивать голову ученику, чем не забивать...

Чтоб вконец вас смутить, упомяну о слове зОти. В литературе я его никогда не встречал, а на улице его любят. Логичное предположение о существовании личного окончания, дескать - "эта моя", неверно.

Это предположение также и нелогично, потому что местоименное окончание (мой, моя) всегда ударно; а происходит слово зОти от соединения "зот hи".

Если вы уточняете - мальчик этот, девочка та, люди эти - то перед существительным артикль не ставится, зато идет перед местоимением: анашим hа-эле.

Чистой воды домысел, хотя мы и не можем подсказать, как распознать его. Истинное правило звучит с точностью до наоборот: либо оба слова должны быть определенными, либо оба неопределенными. Приведенный автором пример неграмотен, а правильно - hа-анашим hа-эле. Откуда автор взял эту формулировку, остается загадкой. Возможно, это его собственная гипотеза, но это точно не из тех формулировок, которые кочуют из источника в источник.

Не все очевидно и с согласованием числа числительного и последующего существительного. Да, конечно, шеш банот - шесть дочерей, хамиша баним - пять сыновей. Однако... в разговорном иврите это правило действует лишь до 10, включительно. Далее используются числительные женского рода, а существительное идет, вне зависимости от рода слова и количества предметов/понятий, в единственном числе. ... Мне на полном серьезе доказывали, что это - правило, и я верил. Что уж там, если в день Независимости на всех каналах было написано на заставке, что Израилю 54 шана. Однако моя уверенность пошатнулась, когда на автобусном междугородном билете я ясно увидел цену: 27 шкалим хадашим.

Простите за длинную цитату, но в ней очень уж много показательного: тут и попытка выдать свое незнание за недоработанность в науке, и путаница между разговорным языком и правилами (тоже характерное явление), и просто выставленное напоказ неумение разобраться в правилах (как будто он говорит: я не знаю, и вам не надо). Вот истинная формулировка правила: существительное при числительном разрешается (но не обязательно) ставить в единственном числе при одновременном соблюдении 3 условий: числительное должно быть от 11 и больше, существительное из некоторого ряда (в который входят все денежные единицы, большинство единиц времени и т.д.), а при существительном не должно быть зависимых слов (поэтому шкалим хадашим не годятся). Замена мужского рода на женский и употребление единственного числа с числительными до 10 - принадлежность разговорного языка.

В иврите любое числительное обладает и женским и мужским родом, и соответственно употребляется с существительными того же рода.

Кратные 10 числительные, кроме самого числительного 10, по родам не меняются.

При записи чисел буквами число 11 получается последовательным выписыванием 9 и 2, 12 - это 9 и 3...

На самом деле 11 составляется из 10 и 1, 12 из 10 и 2 и т.д. Исключение сделано только для 15 и 16, которые, если бы их записывали через 10, были бы похожи на табуированное имя Бога.

Некоторые местоимения с личными окончаниями, имея в виду одного человека, используют окончание для варианта со множественным числом. Например, бильадай - без меня. Объяснения этому факту я пока не знаю.

Этому факту не нужно объяснения, потому что местоименное окончание содержит два указания на число: число самого предмета и число его обладателя. Например, сфарай - это мои книги, а сифрЕну - наша книга. В первом случае книг много, а "я" один, а во втором наоборот. Бильадай - это форма, соответствующая одному "мне", противоречия здесь нет.

Мем-гершайим-реш - метр.

Не метр, а квадратный метр, сокращение от мЕтер равУа. И снова ошибка вроде бы незначительная, но показательная: она доказывает, что автор не умеет отличить то, что он знает, от того, что ему кажется. А что делать ученику?

Собственный иврит автора

Если вы уже немножко знаете иврит, то сможете оценить автора и по уровню его собственного иврита. У этих деятелей, которых мы здесь обсуждаем, примеры на иврите изобилуют ошибками - в большей степени, чем их русский текст.

Этмоль (вчера) haити (я был) ба-ханут (в магазине), шамати (услышал) эт а-цаака (крик), совавти (повернул) эт а-рош (голову) вэ-заити (и заметил), ше-мишеhу (что кто-то) бореах (бежит).

Письмо на иврите русскими буквами - самый надежный экзамен, позволяющий проверить, как человек знает иврит. При устной речи можно кое-что специально произнести невнятно, при письме без огласовок можно вообще обойтись без знания многих гласных, но при письме на иврите русскими буквами все сразу становится видно. Итак, вот какие ошибки были в этой фразе: 1) haити - haйити (в иврите не может быть двух огласовок подряд; если звучат подряд два гласных, то между ними должен писаться алеф или айин; в данном слове пишется и звучит юд, которого автор просто не замечает); 2) эт а-цаака - во-первых, не а-, а hа-, и это можно было бы списать на особенности произношения автора, но наша претензия состоит в том, что он в одних словах ставит букву h, а в других нет; во-вторых, не цаака, а цеака (автор поленился проверить по словарю); в-третьих, поскольку речь о каком-то неожиданном крике, которого ничто не предвещало, то артикль и предлог эт здесь не нужны; 3) заити - зиhити (тут автор не только пропустил h, но и запутался в биньянах).

Эйх коръим эт а-яльда хамуда а-зот?

Кроме пренебрежения буквой h, отметим следующее: 1) не эт а-, а ла-, потому что глагол ликро в значении звать требует после себя предлога ле-; 2) поскольку существительное использовано с артиклем, то и прилагательное должно быть с артиклем - hа-хамуда.

Лефи а-дварав шель Ариэль Шарон...

Лефи дварав шель Ариэль Шарон. Местоименное окончание и артикль - оба являются способами придания слову определенности, а иврит запрещает применять два способа придания определенности к одному слову одновременно.

анИ омЕрха - я говорю тебе.

Во-первых, должно быть омерхА. Во-вторых, это будет значить не говорю тебе, а говорю тебя. То, что услышал наш автор (и воспринял как анИ омЕрха), - это скорее всего произнесенное скороговоркой анИ омЕр лехА.

Драхей hа-пОаль. Тишев, тишви, тишву. Шаатаим. Йомим. Гиршаим. Предлог эцЕль. Шалош эсре, арбаАт алафим. Ми-айн ата? Ма шемха?

Дархей hа-пОаль. Тешев, тешви, тешву. Шеатайим. Ямим. Гершайим. Предлог Эцель. Шлош эсре, арбАат алафим. Ме-айин ата? Ма шимха? Поскольку автор не знает правил, то ему приходится каждое слово проверять по словарю, а на это не хватает сил (да и не все формы можно найти в словаре).

Ударения: Арба, шмОне, мЕа.

Правильно: арбА, шмонЕ, меА (хотя в обиходе действительно произносят так, как пишет наш автор, и это можно отдельно оговорить, но вот так обходить молчанием норму негоже).

Очки - мишкафайим. Слова "очко" как наименования одной половинки очков нет ни в русском, ни в иврите, однако русский язык позволяет так шутить - вы сразу поймете, о чем речь, а вот израильтянин вашего "мишкаф" не поймет, нет такого слова и все. Я специально стал рыться в словаре, нашел только глагол леhашкиф (наблюдать, обозревать). ... А вот слово михнасайим (брюки) - опять же, как и русское соответствие, имеет исходное слово единственного рода. В русском это "брючина", в иврите - михнас. Если вы произнесете его и кому-то станет смешно - не смущайтесь - про брючину, как ни странно, тоже немного знает. ... Есть ряд слов, не имеющих аналога в русском, хотя логика их прозрачна и никаких проблем с пониманием и запоминанием не создает: ... офанайим (велосипед) от неупотребляемого уже офан (колесо).

Этот автор грешит тем же, чем худшие из наших учеников: они покупают самый дешевый и самый маленький словарь, а потом жалуются, что "не нашли это слово ни в одном словаре". Слово мишкаф значит монокль, есть также мишкЕфет (женский род от него) - бинокль. Термин гарбей-михнас обозначает колготки, а отдельно слово михнас - на сленге продавцов одежды одну пару штанов. Слово офан сегодня обозначает внутреннюю часть колеса, на которую надевается шина, в отличие от всего колеса вместе с шиной.

Иногда суффикс алеф-юд читается как -аИ, а иногда - как -ай. Примеры: хашмалаИ - электрик, технаИ - техник, банай - строитель, кабай - пожарник. Никакого правила на этот счет я не встречал.

Не нужно искать правило, если проверить, как на самом деле произносятся эти слова. Этот суффикс всегда читается (и пишется, если посмотреть на слово с огласовками) как -ай. Должно звучать хашмалай и технай. Если кто-то произносит иначе, то это отдельная тема - тема искажений иврита в устах его носителей. Правда, есть и слова, кончающиеся на -аИ, но это прилагательные, в которых суффикс -ай соединился с суффиксом -и, например итонаИ (газетный) в отличие от итонай (журналист). Наконец (сколько путаницы на таком коротком участке текста...), в словах банай и кабай -ай не суффикс, а случайное сочетание букв и огласовок - от которого, впрочем, этот суффикс и произошел.

А вот слишком уж грамотные, радио наслушавшиеся, телевизором обсмотревшиеся, скажут - зо, а то и - зу.

И снова, как и в предыдущем примере, автор не отличает нормативный иврит от испорченного в обиходе. Вариант зу - нелитературный, хотя и встречается в устах людей, которые хотят показать свою грамотность.

На улице вам скажут зачастую и эсер шекель вместо асара шкалим, и ба-коль маком вместо ба-холь, и любимое мной обращение гвИрти теряется за безличным гвЕрет.

Сочетание "ба-холь маком" не только ничем не лучше, но просто невозможно по правилам, связанным с огласовками (если под бетом патах, то в следующей букве каф должен быть дагеш; для камаца слишком далеко от ударения, а хатаф-патах бывает только под гортанными). Да и с любимым обращением придется разочаровать автора: местоименное окончание всегда должно быть ударно.

Если вы уже немного говорите на иврите, то вполне вероятно, что вы знакомы с производным словом, не зная исходное: кЕдем - перед; кадИма - вперед; смалИ - левый; смОла - влево; ямИн - правый; ямИна - направо

И снова несколько перлов сразу: кадИма происходит от кадИм, а от кЕдем происходит кЕдма; смОла происходит от смоль (левая сторона), а не от смали; ямин значит правая сторона (имя существительное), а не правый.

Политика

С уровнем познаний этих авторов в преподаваемом ими предмете связана и их система взглядов на изучение иврита. Вот несколько характерных их высказываний, которые сводятся к тому, что изучать иврит не нужно.

В последние годы выведен новый вид репатрианта - ole grammatikus, спрягающий даже во сне глагол любой категории сложности (и даже повелительное наклонение назовет), и не умеющий ответить на вопрос типа Кама зман ата ба-арец?

Такая позиция может объясняться разными причинами. Например: 1) автору этой фразы выгодно, чтобы репатриант умел и через 10 лет только произносить десяток фраз типа "кама зман", а владение красивой речью на уровне родного языка - репатриантам должно быть недоступно; 2) автор этой фразы сам не смог осилить иврит и теперь переживает, видя, что кто-то другой может; 3) автор этой фразы отчаялся научить других и пришел к выводу, что все курсы иврита надо ориентировать на недоразвитых. В последнем случае есть шанс, что автор будет о чем-нибудь умалчивать, но по крайней мере не позволит себе врать. Но по самой этой цитате понять этого нельзя.

По-хорошему правила написания огласовок не помнит в полной мере никто, не оканчивавший в Израиле филологический факультет по литературе на иврите.

В Израиле полно народа, который очень даже свободно болтает на иврите, однако понятия не имеет о гзарот.

Как раз факультет по литературе не поможет, ибо литература на иврите обычно пишется (и печатается) без огласовок. Слово филология - это просто ругательство, которое у этих авторов выскакивает само, как только речь заходит о материале, в котором они сами разбираются плохо, - им хочется просто оправдать свое незнание и подчеркнуть, что не они одни этого не знают. Ну не знаешь, так и ладно, но зачем людям-то голову морочить...

Правила грамматики, исключения, а уж тем более "тайны" литературного языка остаются невостребованными теми, кто либо не ходил в ульпан, либо просто отсидел там, либо кому попались неудачные преподаватели.

Если автор хвалит ульпан в таких выражениях - тоже верный признак, что он чего-то не понимает. Мы против ульпанов в том виде, в каком они существуют сегодня. Наш последний аргумент - сам этот автор, который, видимо, хорошо учился в ульпане и все равно делает направо и налево ошибки в азах, считая знание лишним для себя.

На что не покупаться

В тех же самых источниках иногда можно встретить фразы, внушающие доверие. Имейте в виду, что это доверие может быть и обманчиво.

Этот диаложек составлен грамматически правильно.

Если ты только учишь язык, общайся как можешь: маши руками, говори глаголами в неопределенной форме... Но, если ты уже действительно можешь выбирать, пожалуйста, говори - и на русском, и на иврите - правильно.

Огласовки исправлены по тексту сайта "Иврит через мозг".

И эти фразы, и все ляпсусы, перечисленные в этой статье, взяты из одних и тех же источников. Так что при оценке уровня доверия, которого заслуживает источник, надо смотреть не на эти фразы.

Если кто случайно угадал, какие источники мы цитируем, не надо думать, что мы перечислили все их ляпсусы и теперь можно подправить все упомянутые места и читать. Задача была не прошерстить эти несчастные источники (авторам которых от нас вообще-то полагается спасибо за такую концентрацию ляпсусов), а на их примере показать, что вообще бывает.

Если мы и обвиняем этих авторов, то надо объяснить в чем. Не знать не стыдно, как говорил классик. При нынешней обстановке с учебниками иврита, когда информации нет, это не их вина, а наша общая беда. Стыдно другое - не уметь отличать то, что знаешь, от того, что не знаешь.

Возможно, не все из приведенных цитат достаточно характерны и могут помочь с оценкой какого-нибудь другого источника, который сейчас не попал в поле нашего зрения. Но количество этих цитат, надеемся, поможет вам поверить, насколько грустно обстоят дела и насколько осторожно надо подходить к учебникам иврита и к сайтам, статьям и передачам по нему.


Файл 2 из 2
На сайт "Иврит через мозг"

Навигация по статье: Часть 1 Часть 2