На сайт "Иврит через мозг"

О слонах и вертолетах

Не бывал в деревне Гошка,
Знает он о ней одно:
Там в полях растет картошка,
А на кустиках пшено,
Куры могут забодать
И трамваев не видать.

Самуил Эйдлин



Среди изучающих иврит распространено следующее мнение: в иврите, дескать, для обозначения гласных имеются знаки, которых все равно не пишут, а значит и разбираться в них не надо. Многим известно, что есть разные знаки для одинаковых гласных, но читаются они одинаково - а значит они, мол, взаимозаменяемы.

Даже преподаватели удивительно часто позволяют себе ставить знаки гласных (огласовки) наобум, произвольно выбирая один из нескольких, читающихся одинаково. Произвольно заменять буквы они себе не позволяют, а огласовки - сколько угодно.

По нашему мнению, преподаватель, не разбирающийся в огласовках, - не является преподавателем иврита. Что именно он преподает - оставим на его совести. Да и ученик, не знающий разницы между огласовками, еще не знает языка. Сейчас расскажем почему.

Считается: чтобы думать, что мы знаем слово, достаточно знать, как оно пишется без огласовок и как произносится. И действительно - и то, и другое знать надо. Ибо:

1. Недостаточно только уметь написать слово без огласовок - по неогласованной записи невозможно восстановить гласные. Вот два слова, которые одинаково пишутся (добавляем от себя: без огласовок), но читаются по-разному.

[миклАт]
убежище
[маклЕт]
приемник

2. Недостаточно только уметь произнести слово - по звучанию невозможно восстановить орфографию. Вот два слова, которые одинаково читаются, но по-разному пишутся.

[неэлАм]
он онемел
[неэлАм]
он исчез

Однако оказывается, что и этого мало. Возьмем еще пару слов.

[макОр]
источник
[макОр]
клюв

Неогласованная запись одинакова, и произношение тоже. В отличие от двух предыдущих случаев, в которых человек в конечном счете верит, что слова в парах разные, здесь он полагает, что просто одно слово имеет два разных значения. Ну ладно, чего не бывает... Но вот множественное число обоих:

[мекорОт] [макорИм]

Оно отличается! Это вносит окончательную сумятицу в мозг изучающего - экий язык сложный, ни тебе правил, ни закономерностей. А вот еще несколько слов:

[матОс]
самолет
[метосИм]
[матОк]
сладкий
[метукИм]
[маОз]
оплот
[маузИм]

Полный разнобой. И что делать, если попадется еще одно слово, похожее на эти, как его склонять? Например:

[масОк]
вертолет

Человеку хочется поступать интуитивно, по какой-нибудь аналогии. Все случаи, с которыми можно проводить аналогию, вовремя в голову не приходят, приходит часть. И когда произошла авария с двумя вертолетами, то по радио - из уст израильтян, причем иногда даже дикторов! - доводилось слышать самые разные вариации: [месокИм], [масокИм], [месукИм], [масукИм]. Чаще других встречался вариант [месокИм] - видимо, в качестве аналогии для вертолета чаще выбирали самолет.

А ответ на все вопросы (что надо кроме неогласованной записи и звучания? одно ли слово [макОр] и [макОр]? как будет множественное число от вертолета?) - один: надо увидеть, как эти слова выглядят "на самом деле".

Неогласованная орфография и звучание - лишь две проекции, две тени одного объемного предмета - слова. Как известно, по двум проекциям объем можно восстановить не всегда. Зато построить проекции по объему - проще простого.

Почти вся нужная информация становится видна, если взглянуть на огласованную запись слова - как оно показано в словаре (правда, словарь для этого, увы, годится не любой). Оказывается, что огласовки - это не просто значки для гласных. Эти слова огласованы по-разному, и между огласовками и склонением есть связь.


[макОр]
источник
[мекорОт]


[макОр]
клюв
[макорИм]



[матОс]
самолет
[метосИм]



[матОк]
сладкий
[метукИм]



[маОз]
оплот
[маузИм]



Оказывается, что надо знать не две отдельных ипостаси слова (неогласованную запись и звучание), а одну (огласованную запись). Остальные две из нее выводятся.

А заодно из огласованной записи в большой мере выводится и склонение. Например:

  • огласовка патах (то "а", которое горизонтальная черточка) не меняется при склонении - всегда остается "а" (что видно в слове [макОр] - клюв);

  • огласовка неполный холам (то "о", которое точка сверху) при склонении заменяется на кубуц ("у" тремя точками наискосок) и дагеш в следующей букве (что видно в слове [маОз]).

Правда, это еще не все. Правила, связанные с огласовками, не покрывают всех ста процентов вопросов. Но, зная правила, мы тем самым знаем, чтО ими не гарантируется и какие неожиданности могут оказаться в слове. Например:

  • окончание множественного числа "-им" или "-от" у существительных определяется не правилами, а статистикой - и только у слова [матОк] точно должно быть "-им", потому что оно прилагательное;

  • огласовка камац (то "а", которое как буква "т") при склонении обычно заменяется на шва во втором слоге от ударения, но не выпадает в словах типа [маОз], - это тоже правило, но связанное не с огласовками вообще, а с некоторым типом слов и требующее знания морфемного состава слова;

  • огласовка полный холам (то "о", которое буква вав и точка сверху) при склонении сохраняется, однако слово [матОк] является исключением.

Что касается статистики и исключений, то они, конечно, приходят с опытом. Правила осваиваются быстрее. Но лучше ошибиться "по правилу", не зная, что данное слово является исключением, чем ошибиться "абы как". В культурной среде большее уважение вызывает человек, знакомый с правилами, чем не знакомый с ними (а в бескультурной это вообще не имеет значения).

А вот морфемный состав, упомянутый нами в связи со словом [маОз], - это и есть то, что надо знать для каждого слова. А именно:

1. В слове 
 корень  . . .  и модель 
.

Тот же корень можно встретить в словах:





  подсластить




  сласти

  "сладость моя" -
слащавое обращение,
как правило к ребенку

Та же модель имеется в словах:


  близкий

  далекий

  большой

Обычно от слов этой модели множественное число образуется так:



  

т.е. камац превращается в шва (см. выше), а полный холам сохраняется. Слово [матОк], однако, является исключением (см. выше) и в нем полный холам заменяется на шурук:



  

2. В слове 
 корень  . . .  и модель 

.

Как видите, буква мем здесь не корневая (и во всех последующих словах тоже так).

Тот же корень можно встретить в словах:




  клевать


  дятел



  клевание

Та же модель имеется в словах:



  притолока


  барьер


  дефицит

Если соединить корень и модель напрямую, то получается

(

)

И слово так бы и выглядело. Но при соединении таких корня и модели выпадает первая буква корня нун, а вместо нее появляется дагеш во второй букве корня. Это явление - изменение корня или модели (или обоих) при их соединении - называется гизра.

При склонении этого слова сохраняется и патах (см. выше), и полный холам:



  

3. В слове 
 корень  . . .  и модель 
.

В модели только два квадратика - она годится только для корней, у которых выпадает вторая буква корня вав или юд.

Тот же корень можно встретить в словах:


  лететь (на самолете)


  полет


  летчик (в этом слове
корневой вав заменился на юд
- это снова проявление
гизры (см. выше))

Та же модель имеется в словах:


  институт

  терминал

  гостиница

и, кстати,


  источник

У всех этих слов при образовании множественного числа тоже камац заменяется на шва, а полный холам сохраняется:



  

  

4. В слове 
 корень  . . . ,

а модель неизвестно какая, ибо распространенных слов такого типа больше нет.

Тот же корень можно встретить в словах:


  мощный, дерзкий



  дерзать, сметь



  дерзновенность

Поскольку в корне две буквы зайин, а в слове одна, то в этой букве ставится дагеш - в одних словах он виден сразу, а в других эта буква находится в конце слова и дагеш появляется только при склонении. Огласовка перед буквой с дагешем выбирается по отдельному правилу.

Что касается некорневой буквы мем, то имеется особое правило, что камац под ней в словах с корнями такого типа при склонении сохраняется:




  

Итак, зная, каковы в слове корень и модель, можно вычислить по правилам:

  • огласованную запись - например, дагеш в слове [макОр] (клюв) вызван тем, что первая буква корня этого слова - нун, не видимый в самом слове, но видимый в родственных словах и оставивший по себе память в виде дагеша;

  • неогласованную запись и звучание, которые, как мы видели, выводятся из огласованной записи;

  • общие принципы склонения, которые, как мы тоже видели, также выводятся из огласованной записи;

  • уточнения к принципам склонения, например про невыпадение камаца в слове [маОз];

  • и даже нередко значение слова - поскольку ивритские слова строятся из корня и модели, создающих вместе не только орфографию, но и семантику.

Что касается, наконец, вертолета, то он образуется по аналогии не с самолетом, а с клювом, у него тоже первая буква корня нун, пишется он аналогично и склоняется точно так же.


[масОк]
вертолет
[масокИм]


Однако как же узнать, какие корень и модель и какие огласовки в каждом слове? А вот для этого нужно изучать теорию.

Известна притча о слепых, которым предъявили слона и попросили описать, на что он похож.

  • Одному слепому под руку попал хобот, и он сказал, что слон похож на змею.

  • Другому слепому под руку попал хвост, и он сказал, что слон похож на веревку.

  • Третьему слепому под руку попала нога, и он сказал, что слон похож на колонну.

  • Четвертому слепому под руку попало ухо, и он сказал, что слон похож на лопух.

  • Пятому слепому под руку попал бок слона, и он сказал, что слон похож на стену.

В такой же ситуации оказываются те, кто изучает язык. Тот, кто видит только неогласованные тексты и слышит только устную речь, - это слепой, которому попались, допустим, хобот и хвост.

Каждый пытается дорисовать всего слона в своем воображении. Кому-то кажется, что у слона одна нога, на ней много хоботов, а сверху ухо. Кому-то кажется, что основное - это идущий горизонтально хобот, а по всей его длине висят хвосты. Кому-то кажется, что есть закономерности, связывающие напрямую звучание слова, его неогласованную запись и смысл. Есть даже преподаватели, которые показывают картину такого типа.

Мы предлагаем зажечь свет и посмотреть, как выглядит слон на самом деле. В течение какого-то времени вы будете изучать теорию, видя огласовки и морфемный состав слов. Потом свет снова погаснет и вы по-прежнему не будете видеть всего слона. Но вы будете помнить, какой он, и вам не будет нужно мучиться в догадках.

Рисунок Давида Гохмана

На сайт "Иврит через мозг"