Файл 2 из 3
На сайт "Иврит через мозг"

Навигация по статье: Часть 1 Часть 2 Часть 3

Ивритские слова в русском тексте

4. Склонение слов

Каждое существительное, имеющееся в русском языке, склоняется неким присущим ему образом (либо не склоняется, как метро или кенгуру). Как склоняются слова, не очень устоявшиеся в языке, а тем более - еще только собирающиеся войти в него, можно оценивать только статистическими методами [8]. Однако если есть какие-то закономерности, то их стоит найти, чтобы ими пользоваться и не создавать лишнего разнобоя.

4.1. Самые простые случаи

Меньше всего проблем вызывают слова, которые по внешнему виду похожи на русские и у которых род в иврите совпадает с родом, определяемым интуитивно по-русски: шук, амута.

(Кстати, совпадение рода - целая философская проблема, ибо кто сказал, что русский женский род и ивритский "мин-некева" - идентичные категории? Правда, род и в русском, и в иврите сопоставляется с полом человека, и благодаря этому можно условно соотнести категории рода в разных языках.)

Некоторое замешательство вызывают слова, у которых нет такого совпадения в роде: мивца и лайла в иврите мужского рода, иврит и маскорет женского, а милуим вообще множественное число, но это не влияет на функционирование таких слов в русском языке. Он всегда присваивает слову род исходя из своих понятий и склоняет его так, как оно склонялось бы, будучи исконно русским.

Трудно сказать, чем определяется полученный в русском род. Влияет, наверно, звучание слова, отчасти род в иврите, а также род русского синонима данного слова. Разумеется, если род определяется не звучанием, то слово не может склоняться.

Затруднение возникает с теми словами, которые кончаются на ударное А или Я (в русском они обычно получают женский род), когда они стоят в именительном, родительном или винительном падеже множественного числа. Русская норма требует в этих формах переноса ударения на один слог ближе к началу: стенА - стЕны, стен, что очень плохо подходит к ивритским словам с жестко фиксированным ударением: "агорА - агОры, агОр" совершенно не звучит, хотя в русском и есть уже чалм, пиал, парандж.

Принято для этих падежей использовать ивритскую форму множественного числа: агорА - агорОт. Но тогда возникает проблема выбора между русской и ивритской формой для остальных падежей, и даже шире - для всех существительных. Следует учесть, что ивритская форма не делает разницы между падежами и может затуманивать смысл фразы.

Слова, кончающиеся на "-ия", в русском языке склоняются по-разному в зависимости от ударения: история - об истории, Зульфия - о Зульфие, об этом надо помнить при склонении ивритских слов: Тверия - в Тверии, алия - об алие.

4.2. Влияние ивритской специфики

Ивритская письменность, на первый взгляд не дающая ничего нового по сравнению с европейской латинской, продолжает преподносить сюрпризы. Есть целый ряд слов, вроде бы не отличающихся от основной массы, но вызывающих проблемы при склонении. Например - женские имена Леа, Ноа, а также примыкающие к ним слова, получающие в русском, наверно, женский род: шавуа, матбеа.

Следующий по сложности ряд слов - это ивритские словосочетания, превратившиеся в русско-израильском в неделимые понятия. Существующие способы их склонения образуют довольно богатый разнобой:

  1. Склоняется только вторая часть: оле хадаш - с оле хадашем, теудат-зеут - в теудат-зеуте, лишкат-авода - из лишкат-аводы.

  2. Склоняется только первая часть: тахана мерказит - на тахане мерказит.

  3. Склоняются обе части: ола хадаша - с олой хадашой.

  4. Не склоняется ни одна из частей: таханат-ракевет - на таханат-ракевет, битуах леуми - из битуах леуми.

Как распределяются слова по этим группам - неизвестно. Очевидно, надо учитывать то, является ли словосочетание смихутом или существительным с прилагательным, а также то, на что кончаются обе части в русской передаче.

Аналогичная ситуация возникает с названиями израильских городов и поселков. Города в иврите все женского рода, но это, как мы установили (4.1), не играет решающей роли. Поэтому по-русски Ашдод, Тель-Авив, Сдерот, Офаким - мужского рода, Афула, Беэр-Шева, Нес-Цийона (Нес-Циона) - женского, Яфо, Элон-Море, Беэри, Кфар-Шмарьягу - не склоняются и могут быть любого рода. Этот вопрос также ждет своего исследователя. Ясно только, что у большинства названий городов склоняется только последняя часть, но есть и исключения: в Афуле-Илит.

4.3. Разные части речи

Вопрос, сходный со склонением существительных, - спряжение глаголов. В русском языке есть возможность образования глаголов ивритского происхождения, типа: шомерить, метапелить, тахановаться, аруховать. На наше счастье, по внешнему виду глагола однозначно определяются все его формы, и проблема только в том, чтобы не было разногласий об исходной форме глагола.

Можно было бы для полноты рассмотреть также склонение прилагательных, но оно совершенно не вызывает проблем.

5. Имена собственные

Вопросы, связанные с именами собственными, мы условно вынесли в отдельный раздел, хотя они сводятся к трем рассмотренным раньше: выбор оригинала, написание и склонение. А начнем мы с фамилий.

5.1. Оригинал

Специфичный именно для израильских фамилий вопрос - какой язык и какое написание брать за оригинал для передачи на русский.

Часть фамилий и имен израильтян образована на иврите, и для них передача делается точно так же, как и для обычных слов. Писать ли их по-русски так, как было принято в России, или передавать с иврита заново? Ответ на этот вопрос - это выбор между вариантами Малка - Малька, Бениамин - Биньямин, Шолом (или, скажем, Шулим) - Шалом.

Однако многие израильтяне продолжают носить те же фамилии (и имена), что носили в странах исхода, только уже один раз прошедшие транскрипцию - на иврит. Проблема здесь та же - надо ли брать за оригинал иврит или язык страны исхода. Особенно остро стоит эта проблема тогда, когда язык страны исхода - русский. При переходе фамилии из русского в иврит в ней происходят изменения, сводящиеся к следующим группам:

  1. Упрощение произношения из-за несовпадения звукового и буквенного состава двух языков. После передачи фамилии обратно на русский искажаются некоторые буквы и их сочетания: Винников - Виников, Пинский - Пински, Письман - Писман, Сегал - Сегаль, Рывкин - Ривкин, Бялик - Бьялик.

  2. Восстановление этимологии некоторых фамилий из ряда имеющих корни в иврите, но исказившихся из-за прежних переходов из языка в язык (что характерно для евреев, периодически меняющих страну проживания): Шапиро - Шапира, Якубзон - Яаковзон, Аронов - Ааронов.

  3. Преднамеренное сокращение фамилий, вызванное тем, что не всякое слово, нормальное для русского уха, нормально звучит для уха ивритского: Иоффе - Йофе, Шлиомензон - Шлимензон, Медведенко - Медвин.

  4. Произвольное искажение фамилии из-за того, что в иврите принято пользоваться неогласованным письмом, не сохраняющим произношение полностью, и окружающие читают фамилию так, как это видится им, а через несколько поколений и сами носители фамилии забывают, как она читалась первоначально: Борухович - Борохович, Кацнельсон - Каценельсон, Вейцман - Вайцман, Готлиб - Готлив.

С одной стороны, человек, приехавший в Израиль недавно, привык к своей фамилии (и имени) и не хочет, чтобы ее коверкали. С другой - фамилии всех израильтян вроде бы надо писать так, как они произносятся на иврите, для сабр это почти неоспоримо, особенно для забывших русский язык. Но тогда фамилии деда и внука надо писать по-разному? Это один из многих вопросов, оставшихся без ответа.

Та же проблема стоит и для личных имен - даже не касаясь разницы в произношении на разных языках, типа Йосеф - Иосиф - Йойсеф - Джозеф - Хосе - Йозеф - Юзеф, мы сталкиваемся с различными правилами передачи на русский одного и того же имени с разных языков: Залман - Зальман.

Для имен собственных, имеющих оригинал не на русском и не на иврите, а на каком-либо третьем языке, тот же вопрос стоит в другой формулировке: передавать ли прямо с языка оригинала или уже с учетом изменений, вызванных переходом в иврит? Вот варианты, выбор между которыми связан с решением этой дилеммы: Алленби - Аленби, Мицубиси - Мицубиши, Герцль (Герцл) - Герцель, Стрейзанд - Страйзанд.

Особо можно рассмотреть случай, когда языком оригинала является идиш. Одна из его особенностей - это то, что его произношение фактически является разновидностью произношения иврита. Человек, которого на иврите зовут Михаэль, может сам себя называть - фактически на иврите же - Михоэл, и это будут не два варианта имени, а разные произношения того же ивритского варианта. А если учесть, что человек с родным идишем приезжает из страны с государственным русским, то картина запутывается еще больше.

Другая особенность идиша - то, что он нигде не был государственным языком (кроме разве что Биробиджана) и идишский вариант имен собственных не фиксировался в документах. Можно ли считать, что такие имена и фамилии перенесены без изменений через все языки, страны и границы? Так, фамилия Эйнштейн имела именно эту свою форму на идише, но в Германии она читалась Айнштайн. В русский она пришла из немецкого, но ее протранскрибировали, по нынешним понятиям, неправильно и поэтому ее форма случайно совпала с идишской. Откуда она пришла в иврит, неизвестно, но это не имеет значения, поскольку на иврите все "эй" и "ай" обычно читают как "ай". Исходя из этих данных, как же все-таки называть по-русски израильтян - однофамильцев и родственников великого ученого? Интересно, что они сами называют себя Айнштейн, т.е. все наслоение проблем приводит к разным результатам в двух разных местах в одном и том же слове.

Когда речь идет о городах Израиля, то встает проблема выбора между традиционной передачей на русский и передачей по каким-то правилам: Иерихон - Ерихо, Вифлеем - Бейт-Лахм - Бейт-Лехем, Назарет - Нацерет.

Интересный вопрос - как считать, есть ли у человека отчество. Неужели это зависит от того, сохранился ли у него советский паспорт? А если принять, что можно сконструировать отчество кому угодно, без паспорта, то всплывают имена, образовать отчество от которых не так просто: Элиягу, Еошуа (Егошуа), Франсуа. Кроме того, если имена часто преобразуются, в т.ч. иногда приближаются к ивритскому оригиналу, то неизвестно, надо ли делать то же самое с отчествами, образованными от таких имен: Исакович - Ицхакович, Иосифович - Йосефович.

5.2. Склонение и т.п.

Есть правило, что русские фамилии и похожие на них нерусские по-разному склоняются [2, с.32, 190]. Однако как определить, какая фамилия русская, а какая нет? И возникают многочисленные пары очень похожих фамилий, якобы русских и нерусских, где одна склоняется так, а вторая иначе: Горбатых - Эрлих, Шмеркин - Вакнин, Ицхаков - Ортов, Цеховой - Серлой, Борода - Дега, Лученок - Лекок, в Израиле с его разнообразием антропонимики это особенно мешает. Часто склонение фамилии зависит от того, как мы ее написали: Бердичевский - Бердичевски. Отдельная проблема - склонение фамилий, которые по-русски выглядят как двойные, например Бен-Авраам или Гур-Ари.

Нужно учесть, что кроме изменения по падежам фамилия меняется еще и по родам и что надо решать еще и вопрос о том, как писать женские фамилии. Обычно израильские женщины носят мужские фамилии (речь идет о языках, где такая разница есть: русском, латышском, литовском, польском, чешском и т.д.), и неизвестно, именовать ли по-русски женщину фамилией женской или мужской. Вроде бы ясно, что принадлежащая женщине мужская фамилия должна писаться с учетом изменений, произошедших в иврите, т.е. не Бердичевский, а Бердичевски. Иногда у женщин остается в ивритских документах женская фамилия, и тогда непонятно, что делать с этой фамилией тогда, когда она перейдет к следующим поколениям.

Другой вопрос, также связанный с русификацией, касается названий улиц. Одно и то же название можно передавать с разной степенью приближения к ивритскому оригиналу или к русской традиции: рехов Рогозин - улица Рогозин - улица Рогозина, и где какой из них допустим - сказать сложно. Если же фамилия, входящая в название улицы, может быть по-русски написана по-разному, то число проблем увеличивается. Возможно, что для фамилий, входящих в названия, правила транскрипции должны быть более строгими, чем для употребляемых отдельно: В.Е.Жаботинский - рехов Жаботински.

5.3. Большие буквы

Известно, что имена собственные пишутся с большой буквы. Однако это общее правило оказывается совершенно бессильным, когда дело доходит до практики [9], особенно если это касается имен собственных заимствованных [7, с.42]. Если имя собственное состоит из нескольких слов - то какие из них писать с большой, а какие с маленькой?

Первое слово, понятно, надо писать с большой. Если название стоит в кавычках, то этим надо ограничиться и ставить большую букву только тогда, когда внутри одного имени собственного оказывается еще одно [1, с.61]. Если кавычек нет, то, наверно, надо писать с большой все слова, кроме служебных: "А-машбир ле-цархан", А-Мосад ле-Битуах (или ле-Витуах) Леуми.

Когда транскрибируется название улицы и т.п., само слово "рехов" и т.п., как и по-русски "улица", пишется с маленькой буквы, а название улицы - с большой: рехов Соколов, дерех Яфо, сдерот А-Таясим, причем не нужно, как делают иногда, ставить это слово и на иврите, и на русском: "ул.Рехов Соколов".

В иврите много аббревиатур, и их общая особенность состоит в том, что при переходе в русский у них обычно появляются дополнительные буквы. Писать ли их одними большими или только начинать с большой? Писать ли ТАНАХ или Танах? А то еще иногда пишут большими те буквы, которые есть в ивритском написании, и маленькими - те, которых нет: ТаНаХ, ЦаХаЛь, РэКА (в последнем случае большое А поставлено на месте буквы айин).

Если речь идет об имени человека, то его просто нельзя писать всеми большими: Рамбам. Некоторые аббревиатуры нельзя писать всеми большими, поскольку это мешало бы их склонять: Рэка. Те аббревиатуры, которые не читаются как слово, также нельзя переводить аббревиатурами, а надо, наверно, передавать в соответствии с чтением:

"  - Арцот-а-Брит
"  - Шин-бет (Шин-Бет)

Наконец, в иврите много аббревиатур, используемых как нарицательные существительные, и их по-русски, видимо, надо писать вообще без больших букв: матнас, эшель.

И еще один узкий вопрос - написание слова "бен". Предлагается писать его с маленькой и отдельно, когда имеется в виду отчество, и с большой и через дефис, когда это часть фамилии, выглядящей по-русски как двойная: Шломо бен Йосеф, Мирьям Бен-Порат.

6. Раздельное, дефисное и слитное написание

В русской грамматике есть три крупных вопроса, решение которых сложно свести к какому-то набору правил: двойные согласные; раздельное, дефисное и слитное написание; заглавные буквы. По этим трем вопросам выпущена серия словарей [5, 9, 10], призванных помочь если не правилами (хотя и правила там приведены), то хотя бы набором слов, могущих в крайнем случае послужить как аналоги.

Все эти три вопроса встают перед нами тогда, когда мы начинаем в русском языке пользоваться ивритскими словами. Заметим, что для грамматики самого иврита все три вопроса совершенно не актуальны и именно поэтому решать их приходится по выходе за его пределы.

Вопрос о двойных согласных мы рассмотрели выше, когда обсуждали произношение цезуры и знака дагеш (3.1, 3.3). Вопрос о заглавных буквах мы рассмотрели, когда речь шла об именах собственных (5.3). Вопрос о раздельном, дефисном и слитном написании мы рассмотрим сейчас. Из названных трех справочников этот [10] - самый объемистый, что свидетельствует о большей сложности вопроса.

Чаще всего проблема раздельного и дефисного написания (без слитного) возникает при передаче на русский ивритских словосочетаний. Предлагается ставить дефис там, где он стоял в ивритском оригинале, а также (ввиду отсутствия в иврите четких общепринятых правил) между теми словами, которые в иврите образовывали смихут: милон иври-руси, Мединат-Исраэль. Однако такого правила недостаточно, поскольку оно рассматривает словосочетание в отрыве от контекста. Так, согласно ему надо писать мас-эрех мусаф, но для русскоязычного глаза нет достаточных объяснений, почему в первом интервале есть дефис, а во втором нет. Предложение писать все раздельно или все через дефис не согласуется с имеющейся практикой, а предложение писать как попало не согласуется с замыслом сформулировать правила.

Есть традиция писать по-русски через дефис все те однобуквенные предлоги, союзы и артикли, которые на иврите пишутся слитно со словом. Нерешенных вопросов здесь возникает три:

  1. Придерживаться ли грамотного иврита - ме-Русия, э-хадаш, у-фитуах, би-рхов - или реально существующего - ми-Русия, а-хадаш, ве-питуах, бе-рехов? Кстати, разница между этими двумя ивритами проявляется и во многих других словах, и по-хорошему это надо было обсуждать там, где речь шла о выборе оригинала. Отягчает ситуацию на этот раз то, что нормы реально существующего иврита нигде не описаны. Однако это внутриивритская проблема, и мы ее отсюда, из русского языка, никогда не решим.

  2. Если принять за основу грамотный иврит, то что делать в случаях, когда такой предлог или союз сливается с началом самого слова и меняет его произношение? Например, Ерушалаим (Ерушалайим) с первой буквой Е при присоединении предлога может быть написан как угодно, но только не через Е: б-Ирушалаим, би-Рушалаим, би-Йрушалаим. Нет ничего страшного в том, что одно слово может начинаться с разных букв, такое бывает и в русском: Он, Ему, Им, с Ним. Вопрос только в том, остановиться ли на варианте б-Ирушалаим или на каком-то другом.

  3. Как писать те слова, в которых такой однобуквенный предлог уже слился с самим словом: бимком, бишвиль, леат, левад, бевакаша, а также фамилии и псевдонимы: Галеви, Ахад а-Ам, и если принять слитное написание, то как ограничить эту группу слов?

Еще раз вернемся к именам собственным. Видимо, города надо писать полностью через дефис: Ришон-ле-Цийон (-Цион), по аналогии с Стратфорд-он-Эйвон, Мар-дель-Плата, а у рек и других названий, употребляющихся с артиклем, видимо, надо опускать артикль: Ярден, Яркон, по аналогии с Сена, Луара, но если такое название входит в название улицы или в иной ивритский контекст, то артикль остается: рехов А-Яркон, рехов А-Волга (А-Вольга).

7. Заключение

Не кажется ли вам, господа, что мы с вами сейчас занимаемся изучением нового нарождающегося языка - еврейского языка на основе русского? Идиш на основе немецкого уже есть, ладино на основе испанского, мограби - арабского и т.д., почему бы и русскому не породить нечто подобное - под названием русит, например? Надо разобраться, превысило ли русскоязычное население Израиля критическую величину, необходимую для этого.

Правда, уважающий себя еврейский язык должен пользоваться не русской, а ивритской графикой. Поэтому, когда язык русит уже будет настолько развит, что его все признают, все эти вопросы об использовании русских букв будут ни к чему. Ну что ж, тогда данная работа будет представлять исторический интерес.

А возможно, все будет наоборот: возникнет не еврейский язык на основе русского, а новый русский на основе иврита - под названием ивритский язык, или израильский. Тогда как раз и пригодятся всякие изыскания о том, как писать русскими буквами имя Хаим.

Литература

  1. Правила русской орфографии и пунктуации. - М.: Учпедгиз, 1956.

  2. Розенталь Д.Э. Справочник по правописанию и литературной правке. - М.: Книга, 1989.

  3. Орфографический словарь русского языка. - М.: Русский язык, 1990.

  4. Лингвистический энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, 1990.

  5. Колесников Н.П. Слова с двойными согласными. - М.: Русский язык, 1990.

  6. Пять книг Торы. Русский перевод Давида Йосифона. Иерусалим: Мосад Арав Кук, 1978.

  7. Гиляревский Р.С., Старостин Б.А. Иностранные имена и названия в русском тексте. - М.: Высшая школа, 1985.

  8. Граудина Л.К., Ицкович В.А., Катлинская Л.П. Грамматическая правильность русской речи. - М.: Наука, 1976.

  9. Розенталь Д.Э. Прописная или строчная? - М.: Русский язык, 1986.

  10. Букчина Б.З., Калакуцкая Л.П. Слитно или раздельно? - М.: Русский язык, 1982.


Файл 2 из 3
На сайт "Иврит через мозг"

Навигация по статье: Часть 1 Часть 2 Часть 3