На сайт "Иврит через мозг"
На предыдущую страницуК оглавлению книгиНа следующую страницу

Урок 6. Делаем вид, что знаем иврит

Давайте соберем последние плоды с того, что мы посеяли, - с осознания табличной структуры иврита. Мы уже делали вид, что знаем язык: на ходу угадывали смысл обращенных к нам слов. Если мы слышим: "Ма ата митъакеш!", то уже должны уметь распознать глагол биньяна "hитпаэль" и корень ע-ק-שׁ, знакомый по слову עַקְשָׁנוּת (упрямство) со знаменитого плаката с алфавитом, быстренько внутри себя понять, чего от нас хотят ("Что ты упрямишься!"), и с независимым видом знатока иврита выдать как о чем-то само собой разумеющемся: "Ма питъом!"

Что искать в словаре

Поскольку моделей в иврите раз в 20 меньше, чем корней, они откладываются в голове быстрее. Увидев новое слово, мы часто будем узнавать в нем только модель, и она будет помогать нам выделить корень (все остальное кроме модели). А если окажется, что он нам не знаком, а в словаре слово тоже не обнаружилось? Наша выгода все равно остается с нами. Если модель оказалась причастием или именем действия, то мы будем искать исходный глагол, а если нет - то можно просто попытать счастья и поискать однокоренных слов.

Это был седьмой плод, он же седьмая вершина. Но и она еще не самая верхняя из тех, на которые нам дано водрузить наш олимовский флаг.

Как избегать ошибок (часть 1)

Как известно еще из русского языка, людям свойственно говорить и писать с ошибками. Но часто по ошибкам можно определить, родной этот язык для данного человека или нет. Так, если вместо "класть" он говорит "лОжить", то это скорее всего русский языком, а если он говорит "клащ", то это скорее всего иностранец, причем конкретно - с родным языком польским.

Похожее явление происходит в иврите. Какие ошибки делают ивритяне, мы немножко смотрели в прошлом номере. А вот некоторые ошибки, характерные для олим из России: мы все слова, на слух кончающиеся на "а", относим к женскому роду, мы плохо распознаем звук и букву "юд", мы пишем огласовку "и" везде, где надо и не надо.

Но если мы отдаем себе отчет, что слово מִבְצָע (мероприятие, операция) происходит от глагола לְבַצֵּעַ (выполнить), то иначе как через "айин" его не напишем и нам ясно, что ни о каком женском роде не может быть и речи. (Если быть точным, то имеются слова женского рода и с "айином" на конце: אֶצְבַּע (палец), צְפַרְדֵּעַ (лягушка), но их не больше, чем кончающихся на любую другую букву. Типичное слово женского рода кончается на "hей" (и перед ним "а") или на "тав".)

Допустим, мы не чувствуем на слух разницу между словами מְאֻשָּׁר (счастливый) и מְיֻשָּׁר (выпрямленный). Но мы понимаем, что одно из них происходит от слова אֹשֶׁר (счастье, через "алеф"), а другое - от יָשָׁר (прямой, через "юд"), и ни за что не перепутаем их ни в письменной, ни в устной форме.

В тех моделях, где первая буква огласована "и", а вторая "шва", обычно это "и" не пишут (рис. 6.1). Если мы умеем абстрагироваться от конкретного слова и воспринимать общие правила, относящиеся к моделям, то и это правило не представит собой для нас никакой проблемы. (Через несколько уроков оно станет для нас совсем родным и близким.)

Слово с огласовкамиСлово без огласовок
מִשְׂרָדמשרד
офис
מִשְׁטָרָהמשטרה
полиция
תִּזְמֹרֶתתזמורת
оркестр
שִׂמְלָהשמלה
платье

Рис. 6.1. Неупотребление буквы י как огласовки в начале слова

Предположим, мы забыли, как точно выглядит на иврите слово "рисунок", где-то смутно помнится, что это что-то вроде "цеур", а точнее - ну ни в какую. Приняв во внимание то, что мы учили, мы запросто исправляем обе ошибки, которые чуть не вырвались наружу. Корень здесь тот же, что в словах לְצַיֵּר (рисовать) и צַיָּר (художник), - צ-י-ר, поэтому должно быть не "-ур", а "-юр". Модель здесь - такое же имя действия, как סִפּוּר или טִפּוּל, поэтому первый гласный должен быть "и". Значит, правильно - "циюр".

Элементарнейший прием, пренебречь которым - великий грех: проверка написания при помощи слов с тем же корнем или моделью. Пока я не могу показать в полную силу его возможности, мы к ним вернемся после изучения всяких там дагешей и связанных с ними явлений. Чтобы такая проверка вошла в привычку, нужны две вещи: автоматизм в поиске подходящих слов и знание того, какие именно слова какую ошибку помогают предотвратить.

Грамотное письмо и грамотная речь - результат не знания всех корней и моделей, а более простой вещи - понимания самого принципа построения иврита. Это и есть наш восьмой плод. Если мы знаем два-три частных случая, то должны уметь правильно распространить их на весь язык. Правда, тут есть один нюанс. Чтобы использовать потенциал иврита на полную катушку, надо знать следующее: как слово "должно" выглядеть и как оно "меняется" из-за того, что в его корне стоят такие, а не иные буквы (см. замечание про всякие там дагеши в предыдущем абзаце). Тогда о наличии той или иной буквы можно будет судить по совершенно косвенным признакам, типа того что звучание "рега" или "шева" разоблачает нам букву "айин". Об этом мы будем говорить на следующих уроках.

Как вникать в иврит

И, наконец, последний (пока) плод, девятый, он же последняя (пока) вершина, он же высший (пока) пилотаж. Видя в слове его корень и модель, мы лучше понимаем разницу между словами, которые нам отсюда, из русского языка, кажутся синонимами. Так, мы находим в словаре четыре перевода к слову "товары" и два к слову "развитие" (рис. 6.2). Посмотрев на корни и модели переводов, мы можем разобраться, что в каждом из них есть какой-то оттенок и те же слова можно перевести чуточку иначе.

Русское словоПереводы в словареОттенки смысла
товарыסְחוֹרוֹת
(ס-ח-ר)
то, чем торгуют
מֻצָּרִים
(י-צ-ר)
то, что произведено, изделия
מִצְרָכִים
(צ-ר-כ)
то, что кому-то нужно
טוֹבִים
(ט-ו-ב)
"добро"
развитиеהִתְפַּתְּחוּת
(הִתְפַּעֵל)
с точки зрения того,
кто развивается
פִּתּוּחַ
(פִּעֵל)
с точки зрения того,
кто развивает

Рис. 6.2. Различение оттенков смысла у синонимов

Чтобы все сказанное стало понятнее, полезно привлечь лингвистическое понятие - морфема. Это часть слова, несущая часть его смысла. Поясним на примере русского языка. Слово "наборщик", упомянутое во введении, содержит следующие морфемы:

Число морфем в русском слове бывает разное, в среднем не менее трех. В ивритском же слове (в основной его форме) их почти всегда две, сиречь корень и модель. В переводе слова "наборщик" - סַדָּר - корень ס-ד-ר и модель קַטָּל. Ивритскую модель (большинство их, по крайней мере) не принято делить на приставку, суффикс и т.п., поскольку ни одна из этих частей не несет самостоятельного смысла.

Иногда утверждают, что приставка -הִתְ, например, эквивалентна русскому суффиксу "-ся". Ни в коем случае! Не может быть в иврите такого слова, чтобы в нем шла приставка -הִתְ, а дальше что попало. Морфеме "-ся" соответствует морфема же, вся модель הִתְקַטֵּל - биньян "hитпаэль", со всеми его огласовками и правилами спряжения.

То, что в ивритском слове ровно две морфемы, а не больше, позволяет нарисовать две оси и расположить большинство слов на плоскости, в таблице, которую легко держать в голове (рис. 3.3).

То, что модель не присоединяется к слову спереди или сзади, а проходит через все слово насквозь, делает понятие модели весьма универсальным и удобным для очень многих целей, которые мы рассматривали целых три урока под видом плодов.

Чего нельзя делать

Как видим, есть множество полезных вещей, которые открывает нам знание структуры иврита. Но одна вещь категорически запрещена. Ни в коем случае нельзя пытаться самостоятельно конструировать слова. Да, в иврите есть закономерности, но даже если какое-то правило выполняется для ста слов, то все равно нет никакой гарантии, что нас правильно поймут с нашим сто первым. А если очень хочется ввести в употребление новое слово, то его надо рекламировать и вживлять, как я не знаю что.

Наличие в иврите одного глобального правила

А следующий урок мы посвятим важному и серьезному делу: чтению по слогам. Мы увидим еще одно большое преимущество иврита перед другими языками с точки зрения легкости в изучении. Мы откроем, что исключения из правил в иврите - штука редкая, ибо то, что мы привыкли считать исключениями, на самом деле является довольно глобальными правилами. Более того, половина этих правил (и много "не этих") является следствием из одного-единственного очень простого правила, именуемого законом сохранения структуры слога (рис. 6.3). В русском языке - заявляю с полной ответственностью - столь глобального правила нет. Но это - в следующий раз.

Закон сохранения структуры слога
Большинство правил иврита
Половина того, что мы привыкли считать исключениями

Рис. 6.3. Затравка к следующим урокам

Вопросы

1) Какова связь между словами חָרוּז (рифма) и מַחֲרֹזֶת (бусы), в которых прослеживается одинаковый корень? Какое слово связывает их между собой?

2) Одна преподавательница на вопрос, как на иврите проигрыватель, ответила, что מַקְלֵט. Что здесь подозрительно?

3) Допустим, что в словаре не оказалось слова מְקֻטְלָג. Какие слова можно искать вместо него, чтобы догадаться о его смысле?

На предыдущую страницуК оглавлению книгиНа следующую страницу
На сайт "Иврит через мозг"