На сайт "Иврит через мозг"

Лекция, прочитанная В.Коэн-Цедеком по радио в сентябре 2014 года

Нас периодически просят в какой-нибудь передаче поговорить самим, без открытого микрофона, без ответов на вопросы, рассказать что-нибудь такое, что мы считаем нужным рассказать сами. И мы каждый раз отнекиваемся, мы говорим - мы не можем. И мы приводим две причины, по которым мы, как мы до сих пор отвечали, не можем говорить сами, читать какие-то лекции по радио.

В качестве первой причины мы называем отсутствие доски в студии. Потому что то, что мы рассказываем, требует зрительного восприятия и, к сожалению, мы не имеем такой возможности. Не имеем возможности что-то нарисовать, чтобы зрители увидели. И с этой причиной я ничего сделать не могу. Я сейчас все-таки начну говорить, и доски как не было, так и нет, и, может быть, хотя бы этот пример кому-то объяснит, почему мы не хотели это делать.

А в качестве второй причины мы говорили, что желательно иметь аудиторию, зрителей, слушателей, которые слушают или смотрят наши лекции последовательно, от лекции к лекции, от раза к разу, помнят, что было на предыдущей лекции, а без этого, опять же, невозможно лекции читать, если каждый раз всё приходится делать с самого начала.

Фрэдди (ведущий): Но с другой стороны, Володя, задавалось много разных вопросов за это время, и не всегда было время более подробно на какие-то вопросы ответить, и сегодня есть возможность использовать время, для того чтобы, может быть, более точно, более пространно поговорить о каких-то очень важных вещах.

Владимир: Да. Да. Так вот, исходя из всех этих соображений, что я решил сделать. Естественно, то, что я буду рассказывать, - это будет ответ даже не на один, а на несколько вопросов, которые задаются регулярно. Надеюсь, что на много вопросов, которые задаются регулярно. Просто на некоторые из них это будет прямо ответ, а на некоторые это будет какое-то показывание направления - что изучать, на что обращать внимание.

Но что касается аудитории, которая слушает наши лекции от раза к разу и которой у нас нет, - вот по этому поводу я нашел решение. Я за одну лекцию прочитаю полностью весь курс иврита. Ну, что значит весь курс иврита? Я расскажу про цепочку правил. В нашем учебнике это один урок. Мы все время говорим - и в прошлой передаче тоже упоминали, - что в иврите правила образуют одну цепочку, которая позволяет построить слово. Вот про эту цепочку я расскажу. Покажу, какого типа правила в ней участвуют. Для человека, изучающего иврит, будет возможность каждый раз, когда он изучает какое-то правило, понимать, где оно находится в общей картине. Это всегда полезно - держать перед глазами или в голове общую картину, чтобы понимать, где на этой картине мы находимся в данный момент.

Ну вот, так я расскажу про эту цепочку. Цепочка начинается с корня и модели. Слово в иврите состоит из корня и модели. Вообще, само понятие корня, которое известно и в русской грамматике, - считается, что первый раз в мире было введено именно в грамматике иврита, где-то в средние века. Другое дело, что корень в иврите и в русском выглядит несколько по-разному, а именно: в русском языке корень - это просто какая-то часть слова, непрерывная, последовательная, из слова вычленяется какой-то кусок, отсюда и досюда, и говорится, что вот это корень, - в иврите корень прерывный, он состоит из отдельных букв, которые НЕ идут подряд в слове, потому что между этими буквами вставляются огласовки, которые НЕ относятся к корню.

Слово в иврите состоит из корня и модели, и огласовки относятся к модели, и кроме того к модели относятся, может быть, еще какие-то буквы, некорневые. Модель слова несет некую нагрузку. И грамматическую - она в некоторых случаях придает склонению слова какие-то особенности - и смысловую. Есть много моделей, которые несут какой-то смысл. Сейчас приведу несколько классических примеров.

Допустим, модель, которая обозначает, не про нас будь сказано, болезни: адемет, цаhевет, назелет. Обратите внимание: в тех словах, которые я сейчас произнес, одинаковые гласные и одинаковый тав в конце, а меняется только корень. В слове адемет корень алеф-далет-мем, от слова адом - красный, соответственно болезнь краснуха. В слове цаhевет корень цади-hей-бет, от слова цаhов - желтый, соответственно болезнь желтуха. В слове назелет корень нун-зайин-ламед, от слова, допустим, нозель - жидкость, и болезнь, соответственно, насморк, когда понятно что в организме, в носу, превращается в жидкость. Вот это модель болезней.

Модель профессий: табах повар, сапар парикмахер. Опять же, в каждом из этих слов имеется корень. Корень - это такая штука, которая присутствует и в других словах, родственных данному. В слове табах корень как в слове митбах, кухня. В слове сапар корень как в слове миспара, парикмахерская, или тиспорет, прическа... Даже, наверно, не прическа, а стрижка. Прическа - тисрокет. Кстати, обратите внимание: тиспорет и тисрокет - вот еще два похожих слова, образованных, в свою очередь, тоже по одной и той же модели. По этой модели образованы тиспорет, тисрокет, тикшорет, тизморет - слова, похожие друг на друга. Отличаются друг от друга тремя буквами корня.

Модель инструментов: махшев, масрек, мазрек. Махшев компьютер, масрек расческа, мазрек шприц - отличаются друг от друга тремя буквами корня. Таким образом, цепочка, про которую я рассказываю, начинается с правил, позволяющих соединить корень и модель и образовать слово. Пока просто слово в одной его форме, которая считается словарной. Это та форма, в которой слово приводится в словаре.

Кстати, не всегда всё так просто. В тех примерах, которые я привел до сих пор, просто буквы корня подставлялись в модель и всё, и на этом правила кончались. Это не всегда так. Иногда срабатывает эффект, который называется гизра, когда надо не просто подставить буквы корня в модель, а изменить что-нибудь еще. Вот пример: два слова - сагур и патуах, закрытый и открытый. Модель в этих словах одна и та же. Корни разные. И эти слова отличаются друг от друга не только буквами корня, но и еще одним моментом. Сагур - пату-ах. Вот в конце это самое "ах" - там звук "а", которого нет в конце слова в слове сагур, и это и есть проявление гизры. В данном случае гизра вызвана наличием буквы хет...

Гизра всегда вызвана на самом деле стечением двух вещей. Каких-нибудь. Из них одна в корне, а другая в модели. В слове патуах вот это самое "а" появилось из-за того, что в корне у нас буква хет, которая иногда приводит ко всяким эффектам, относится к группе так называемых гортанных, а в модели в этом месте гласный "у", а не "а". Если бы последним гласным в модели был звук "а", то тогда никакого эффекта не было бы. В словах миспар и митбах разница та же самая, в одном слове реш, который к этому эффекту не приводит, а в другом слове хет, который приводит к этому эффекту, но в слове митбах он ни к чему не привел, потому что там по модели гласный "а", а вот в слове патуах по модели гласный "у" и поэтому появилось еще одно "а". Так работает данная гизра, это только пример.

Всего гзарот в иврите несколько десятков, это я сейчас показал одну. Чтобы не затуманивать картину, даже не буду говорить, как она называется. Другой пример: мизрах и маарав, восток и запад. Опять модель одна и та же. Однако в первом слове - в начале слова на этот раз - звучит миз-, и это то, что положено по модели, мем и дальше "и", - а в слове маарав тоже мем, но после него не "и", а "а", и после первой буквы корня, после айина, еще раз "а", которого тоже в модели не было. Это тоже пример гизры, в данном случае она вызвана буквой айин в корне и огласовкой "и" перед ней.

Но это были два примера гзарот с так называемыми гортанными буквами. Бывают гзарот более серьезные. К той же самой модели, к которой относятся слова мизрах и маарав, относится, допустим, слово морад, спуск, и слово маале, подъем. Кто бы мог подумать, что слова морад и маале относятся к одной и той же модели. Гласные совершенно разные. Только мем в начале слышится одинаково и всё. Просто в этих двух словах по-разному сработали две разных гизры.

Я помню, что я, когда учился в ульпане, уже это знал откуда-то. В ульпане-то об этом молчат, естественно, но я помню, что, когда учительница нам объясняла, что если идти по улице сверху вниз, то это будет морад, а если по той же самой улице идти снизу вверх, то это будет маале, - я с места вставил фразу: "А я знаю, что это та же самая модель". Учительница удивилась, и я даже не уверен, что она поняла, что я имею в виду.

Но на самом деле ничего такого страшного в этих правилах нет. Это всё усвояемо, изучаемо, их не так много. Если обращать внимание в каждом встреченном нами слове на все эти правила, окажется, что все эти правила мелькают постоянно перед нами - одни и те же в разных словах, и таким образом к ним можно привыкнуть, можно запомнить.

Так вот, это начало цепочки. Берем корень, берем модель, соединяем их друг с другом по каким-то правилам, иногда с учетом гизры - получили слово. Двигаемся по цепочке дальше. Теперь это слово нам надо склонять. Здесь первый вопрос - а какие же формы вообще есть у слова. Что такое склонять? Образовать нужную форму. Какие формы есть у слова? Это тоже надо иметь в виду, тоже надо знать.

Ну, начнем с имен. Все слова в иврите (ну там кроме всяких служебных) делятся на имена и глаголы. Под словом имя имеется в виду не имя человека (Вася, Петя), а имя в грамматике - это, ну, скажем, имя существительное, имя прилагательное, имя числительное иногда. Про числительные я сейчас говорить не буду, у них своя специфика. Кстати, причастия относятся тоже к именам. Так вот, когда я говорю имя, я имею в виду именно это.

Какие формы есть у имени? Ну, у имени есть число. Есть единственное число, есть множественное. Есть еще двойственное - вот я его упомянул и больше сегодня трогать не буду. И если попытаться нарисовать все формы какого-нибудь имени, то лучше всего это сделать в виде таблички из двух столбиков. В одном столбике будут формы единственного числа, в другом формы множественного. И в каждом столбике будет 12 форм - итого 24 формы.

В первой строчке просто словарная форма и множественное число от нее, допустим шир (словарная форма) и в другом столбике ширим (множественное число). Вторая строка. Вторая строка - это будет сопряженная форма. Та форма, которая используется в смихуте. Что такое смихут? Это отдельная история, про это можно тоже долго рассказывать. Я его сегодня уже упоминал в самом начале, когда отвечал на вопрос из прошлой передачи. Так вот, сопряженная форма, та, которая используется в первой части смихута, - это тоже одна из форм, которые есть у имени. Есть сопряженная форма единственного числа, есть сопряженная форма множественного. Для формы ширим сопряженная форма ширей. Для формы шир в единственном числе сопряженная форма тоже шир.

Вот тонкий момент - что формы иногда могут между собой совпадать, но это не значит, что это та же самая форма. Если я произношу шир hа-ширим - это смихут, несмотря на то что вроде бы сказано просто шир в первом слове и никаких признаков сопряженной формы нет - это неважно, грамматически это смихут, просто у данного слова сопряженная форма совпадает со словарной. Так бывает, но это другая форма. У другого слова будет не так, у другого слова, допустим у слова дира, сопряженная форма будет дират, а у слова байит будет бейт. А у слова шульхан будет тоже шульхан на слух, вроде бы на слух то же самое, и кстати, если писать без огласовок, то тоже будет то же самое, а огласовки там будет немножко другие. До огласовок мы еще дойдем сегодня. Вот первая строка - это единственное число и множественное, вторая строка - это сопряженная форма единственного числа и множественного.

Следующие 10 строк этой таблицы склонения - это формы с местоимёнными окончаниями. Предмет, принадлежащий кому-то. Широ - его песня. Вот таких форм 10 для единственного числа и 10 для множественного. У каждой формы свое окончание. Почему 10? Потому что в иврите 10 личных местоимений. Ани, ата, ат, hу, hи и так далее - 10 штук. Для каждого из этих местоимений своя форма. Своя форма в столбике единственного числа, своя форма в столбике множественного.

Здесь надо иметь в виду, что, когда мы говорим об этих формах, надо аккуратно говорить про число. Потому что у форм с такими окончаниями есть число самого предмета отдельно - и отдельно число того, кому этот предмет принадлежит. Широ - его песня. Песня одна, и он один. Ширав - в той же строке, но во втором столбике - его песни. Множественное число песен, но единственное число по-прежнему его. Это та строка по-прежнему, которая соответствует местоимению hу. Но точно так же есть две формы для местоимения hем: ширам и ширейhем. В одном столбике и в другом столбике. Ширам - это их песня, песня одна, их много. Ширейhем - это их песни, и их много, и песен много.

Таким образом, когда мы говорим про эти формы, надо иметь в виду, где в этой табличке размером 2 на 12 находится данная форма. Теперь... Это я всё говорил про имена и при этом я никак не затрагивал понятие рода. Здесь участвовало, подразумевалось понятие рода того, кому принадлежит предмет, допустим широ и шираh. Широ - это для hу; шираh - это для hи. Но сам шир - он мужского рода всегда, и это не меняется. Потому что здесь я взял в качестве примера имя, которое просто не меняется по родам. А есть имена, которые меняются по родам.

Вот еще один тонкий момент: в иврите все имена делятся на две группы. Точно так же, как все слова, кроме служебных, делятся на имена и глаголы, - так вот имена в свою очередь делятся на группы по следующему признаку: меняются они по родам или не меняются. В русском есть деление на существительные и прилагательные, а в иврите это изменение не главное. Оно даже не всегда понятно: вот слово сакран, допустим, любопытный, оно существительное или прилагательное? Так формально вроде бы сакран выглядит как существительное. Чем оно является - существительным или прилагательным - трудно сказать. Иногда считают, что прилагательным, но не это главное. А в иврите принято делить имена по принципу: меняются по родам или не меняются. Сакран меняется по родам, сакранит в женском роде, любопытная. Или, допустим, пакид - служащий - тоже меняется по родам: пакид - пкида. Или, допустим, пиль - слон - меняется родам: пиль - пила. Или, допустим, котев - пишущий - обратите внимание, я перевожу его не как пишет, а как пишущий, - тоже меняется по родам: котев - котевет. Так вот, к меняющимся по родам, к "двуполым", относятся прилагательные, причастия и большинство одушевленных существительных, то есть обозначающих людей и животных. А слово шир, которое я использовал как пример, оно к ним не относится, оно по родам не меняется, оно "однополое".

Так если слово меняется по родам, то тогда у него кроме тех двух столбиков таблички, которые я уже назвал, будет еще два столбика: женский род и множественное число женского рода. Допустим, для слова мелех (король): мелех - мелахим (единственное число и множественное), малька (женский род единственного числа) и мелахот (множественное число, женский род, королевы). И для каждой из этих 4 форм, естественно, идут вниз все эти формы, то есть уже получается не 2 на 12 табличка, а 4 на 12. Это имена.

Теперь глаголы. Что есть у глаголов? У глаголов, ну, в первую очередь время. Для того чтобы правильно образовать глагол, надо в первую очередь знать, какое время мы хотим образовать. Ну, это после того, как мы образовали уже само слово. Как мы образовали само слово? Корень плюс модель. У глаголов моделью является биньян, их в иврите всего штук семь. Даже точнее скажу - семь штук ровно. Это вот для имен количество моделей такое непонятное, неопределенное, их несколько десятков, может быть сотня, может быть больше сотни. А для глаголов всего семь моделей, которые называются биньянами, но у биньяна, для того чтобы образовать какую-то форму, надо в первую очередь знать время.

Есть время прошедшее, есть время будущее. Время настоящее - оно тоже имеется, но оно подчиняется всем правилам для имен, поэтому если мы образуем настоящее время, то его надо смотреть там, где имена, все эти правила. Повелительное наклонение, которое тоже можно считать еще одним временем с точки зрения этих правил образования форм. И есть два инфинитива, про которые я ничего сейчас говорить не буду. Есть инфинитив абсолютный и инфинитив склоняемый. Тот инфинитив, который мы обычно упоминаем, это склоняемый инфинитив. И у каждой формы - глагольной, не именной - вот причастие я сейчас здесь трогать не буду, причастие это именные правила, - а у прошедшего времени и у будущего, и, кстати, у повелительного наклонения с некоторыми ограничениями, есть опять те самые 10 форм для 10 местоимений.

Допустим, в прошедшем времени ани катавти, ата катавта и так далее, в будущем времени ани эхтов, ата тихтов, 10 форм по 10 местоимениям. У повелительного наклонения всё то же самое, но только не 10, а 4, которые касаются только второго лица: ата, ат, атем, атен. Только для этих 4 местоимений есть формы у повелительного наклонения. Для каждого времени свой столбик, и в каждом столбике 10 или меньше форм. Вот. Это я назвал, какие формы есть у слова в зависимости от того, какой частью речи оно является.

Идем дальше. Надо знать, как образуются эти формы. Мы уже, допустим, в нашем процессе продвижения по цепочке определили, о каком слове мы говорим, какую форму мы хотим образовать, - и мы подошли к правилам, как образовать эту форму. Ну, для начала надо знать, какая форма образуется от какой. Что вообще брать за начало, от чего образовывать форму. И тут тоже есть всякие интересные вещи.

Допустим, как образовать форму "королевы", мелахот, которую я уже упоминал сегодня? Почему она именно так звучит, а не как-нибудь по-другому? Потому что правило гласит, что сначала надо образовать множественное число от словарной формы, и только потом женский род, а не наоборот. От слова мелех множественное число мелахим, а дальше от слова мелахим мы образуем мелахот просто заменой окончания. То есть здесь, когда мы образуем форму, в первую очередь надо знать, в каком порядке образуются эти формы друг от друга.

Дальше. Дальше надо добавить окончание, если оно у данной формы есть. У сопряженной формы, допустим, единственного числа оно во многих случаях отсутствует. Ну, нет - на нет и суда нет. Но если окончание есть - сначала надо разобраться какое. Есть правила, которые позволяют выбрать окончание.

У большинства форм все окончания стандартны. Но вот, допустим, для множественного числа есть окончания разные. И здесь нужно по правилу это окончание выбрать. К сожалению, не все правила в иврите одинаково строги. Есть правила с исключениями. И при изучении иврита очень полезно не только изучать сами правила, но еще и для каждого правила вырабатывать интуицию, насколько это правило железно, насколько стопроцентно оно работает.

Вот правило для выбора окончания множественного числа - оно несколько расплывчато. Потому что... Во-первых, окончаний множественного числа есть несколько. Основные - это -им и -от, но есть еще. Есть окончание -айим, которое обычно относится к двойственному числу, к которому я обещал больше не возвращаться сегодня, но иногда оно используется для множественного числа, допустим ядайим - это множественное число, не только две руки ядайим, много рук, сто рук - это тоже меа ядайим. И есть еще окончания множественного числа, менее употребительные.

Так вот это окончание надо выбрать - и здесь есть, увы, только статистическая закономерность, что как правило у имен мужского рода множественное число образуется при помощи окончания -им, а женского рода - окончания -от. К сожалению, это только статистическая закономерность. Это правило срабатывает абсолютно однозначно только в тех случаях, когда слово "двуполое", когда оно может меняться по родам, когда обе формы существуют, и когда у них окончания разные - вот тогда будет обязательно -им в мужском роде и -от в женском, и никогда не наоборот. Но бывает, что обе формы одинаковые. Допустим, у слова тинок, младенец, есть женский род - оно меняется по родам: тинок - тинокет, но во множественном числе оба раза тинокот, в обоих родах, и именно потому, что окончание множественного числа в разных родах одинаковое, - это слово этому правилу не подчиняется. А в каком-нибудь котвим - котвот, или пкидим - пкидот, или пилим - пилот - вот здесь всё четко.

Но в то же время ав и эм - отец и мать - авот и имаhот - оно одушевленное, да, но ав и эм - это не две формы одного слова, это два разных слова, то есть слова с точки зрения грамматики "однополые", и опять же поэтому они не обязаны подчиняться этому правилу и поэтому у слова ав множественное число авот, а не авим или как-нибудь еще, как можно было бы подумать.

Вот. Выбрали окончание. Знаем, какое окончание надо добавлять. Теперь надо узнать, как его добавить. Здесь опять несколько моментов. Один момент - что происходит на стыке между словом и окончанием. Допустим, от слова дира - как образовать формы от слова дира? Окончание -от к слову дира присоединяется следующим образом: дира - дирот, то есть отбрасывается -а и добавляется -от. Причем совершенно понятно, почему так происходит: потому что слово кончается на гласный, на огласовку, а окончание начинается на огласовку. Дира кончается на "а", окончание -от начинается на "о", две огласовки подряд в иврите идти не могут.

Мы с Натаном еще много лет назад, когда вели курс иврита, в самом начале курса вместе с алфавитом букв рассказывали про огласовки. И вот там мы говорили, что буквы и огласовки в слове обязаны идти строго через одну. Не может быть две буквы подряд, и не может быть две огласовки подряд. Строго через одну. Две огласовки подряд идти не могут, значит дира плюс -от - нельзя просто так "дираот" сделать, чтобы две огласовки шли подряд, - в данном случае "а" отбрасывается.

Кстати, может быть, у кого-то возник вопрос - а как же буква hей? А буква hей здесь - это не буква. Она входит в состав огласовки. Это так называемая мать чтения. Она здесь не обозначает согласного звука. Это просто огласовка так пишется - камац и hей.

А вот, допустим, окончание -о. Я говорил про окончание -от - дира плюс -от - а как сделать дира плюс -о, его квартира? А здесь, оказывается, другой принцип. Здесь вставляется буква между "а" и "о" и получается дирато. Вставляется буква тав, его квартира - дирато. Вот смотрите: одно и то же слово дира, два окончания, очень похожих друг на друга, -от и -о, оба начинаются на огласовку "о", а присоединяются по-разному: дира - дирот - выкидывается "а"; дира - дирато - вставляется тав. Вот есть такой ряд правил, что происходит на стыке между словом и окончанием.

А теперь мы подходим к центральной части... не знаю даже чего. Курса, лекции, иврита, грамматики иврита. Центральной части понимания всего, что происходит в иврите. Это огласовки. Потому что при образовании форм - и не только при образовании форм - при образовании слова из корня и модели при помощи гизры тоже - очень важно разбираться в огласовках. Потому что при присоединении окончания надо всегда знать, что происходит с гласными.

Почему такие похожие вроде бы слова, как пакид и патиш - это тот пример, который всегда приводит Натан, - при присоединении одного и того же окончания ведут себя по-разному? Пакид плюс -им - множественное число дает пкидим - служащий - служащие. А патиш - молоток - молотки - дает патишим. Пакид - пкидим. Патиш - патишим. Слова пакид и патиш, если смотреть на них без огласовок, выглядят аналогично. Если их слушать ухом, то они звучат тоже совершенно аналогично. Грамматически они ведут себя по-разному. Почему? Потому что в них разные огласовки.

И правила, связанные с огласовками, - это то, что должно отвлекать не меньше половины внимания при изучении иврита. И именно по этой причине мы с Натаном, когда рассказываем про иврит, даем огласовки в самом начале курса, вместе с буквами. Мы говорим, что, когда человек изучает алфавит, он изучает не только Б, но и А. Поэтому давайте изучать не только буквы, но и огласовки. И мы рассказываем про закономерности огласовок. Мы учим их классифицировать. Мы показываем, как ведут себя разные огласовки.

Дело в том, что в иврите очень мало правил типа "если в слове стоит "а", то слово ведет себя так, а если "о", то слово ведет себя так". В иврите гораздо больше правил другого типа: "если "а" такое-то, то так, если "а" другое, то по-другому". То есть всегда, когда речь идет о грамматике, в частности о склонении, надо отдавать себе отчет, какая огласовка стоит в данном месте данного слова. Какое там "а", какое там "о".

А техника работы с огласовками примерно такая... Давайте образуем от слова пакид форму пкидим. Техника следующая. Рисуем на доске слово пакид. Вот он тот момент, когда нам понадобилась доска. Именно по этой причине - что огласовки требуют больше половины внимания и они же требуют доски, - по этой причине мы с Натаном всегда отнекиваемся, когда нас просят что-то рассказать серьезное по радио. Как только мы доходим до серьезного, мы доходим до огласовок, и нам тут же начинает требоваться доска. Так вот я сейчас попытаюсь чуть-чуть изобразить голосом то, что мы делаем при помощи доски.

Мы рисуем слово пакид и рисуем в нем огласовки, пририсовываем к нему окончание -им, делим слово на слоги - и слоги получаются такие: па-, потом -ки-, и потом -дим. Потом мы эти слоги нумеруем - слева направо, от конца слова к началу. Слог -дим оказывается номер 0, слог -ки- оказывается номер 1, и слог па- оказывается номер 2. И мы видим, что этот слог па- - он с одной стороны второй от ударения - то есть нулевым слогом мы всегда делаем ударный, слог -дим - он нулевой, потому что на нем ударение, соответственно -ки- первый от ударения, па- второй от ударения, - и в этом втором от ударения слоге стоит огласовка камац, такое "а" в виде, ну, русской буквы Т. Вот такое "а" стоит в этом слоге.

А есть правило, которое звучит следующим образом: камац выпадает во втором слоге от ударения. Вот ряд этих правил - это центр грамматики иврита. Камац выпадает во втором слоге от ударения. Цере выпадает в первом слоге от ударения. Но здесь у нас камац. Поэтому выпадает... Что значит выпадает? Превращается в шва. Две точки друг под другом, которые в данном случае не читаются никак. Поэтому слог па- превращается в п- со шва и вместо па-ки-дим - вот этого слова, разделенного на слоги, - получается п-ки-дим. Пкидим - вот мы образовали нужную форму, идя по цепочке правил.

Это та самая техника, которой нужно владеть и для объяснения которой требуется доска. От слова давар множественное число - точно так же: дварим. Как мы это делаем? Написали давар, дорисовали окончание им, поделили на слоги: да-ва-рим. Слог -рим нулевой, ударный, -ва- первый от ударения, да- второй от ударения. В слоге да- камац, камац выпадает во втором слоге от ударения, получается дварим.

Теперь: формы образуются, как я уже говорил, друг от друга в каком-то порядке. Все формы имени, находящиеся в каком-нибудь столбике этих форм имени - я говорил, там два столбика для не меняющихся по родам и четыре столбика для меняющихся по родам, - вот все формы в каждом из столбиков образуются от самой верхней формы того же столбика.

От формы дварим мы сейчас образуем форму диврейhем. Давар - скажем, вещь; дварим - вещи; диврейhем - их вещи. Вот сейчас мы образуем форму "их вещи". Дварим - это та форма, которую мы берем за исходную. Теперь: окончание -эйhем. Правила присоединения окончаний: окончание -эйhем ставится на место окончания -им. Если бы было окончание -от, оно бы осталось и -эйhем добавлялось бы к нему, а окончание -им в данном случае надо убрать. Это одно из правил присоединения окончаний. Таким образом, у нас написано на доске дварим, убрали -им, на его место поставили - эйhем, и пока у нас написано дварейhем.

Делим на слоги. Д- - это у нас отдельный слог, -ва-рей-hем. Поставили ударение на -hем, нумеруем слоги от нулевого, от ударного, слева направо, от конца слова к началу: -hем нулевой слог, -рей- первый слог, -ва- второй слог, д- третий слог. -Ва- - это второй слог, в нем камац, камац выпадает во втором слоге от ударения. Опять одно и то же правило. Обратите внимание: одни и те же правила насквозь через иврит многократно. Если начать обращать внимание на правила, то они запомнятся сами собой. -Ва- второй слог от ударения, камац, камац выпадает, превращается в шва. И пока что у нас получилось: д- со шва, -в- со шва, -рейhем.

И теперь вступает в игру следующее правило. У нас получились подряд два слога, состоящие из буквы со шва. Такое сочетание запрещено, и правило выглядит следующим образом: в таком случае надо первый из двух шва заменить на другую огласовку. На какую? На этот счет есть свое правило. В данном случае берется огласовка хирик хасер, то есть "и", которое пишется как точечка под буквой, вместо д-в-рейhем получается див-рейhем.

Всё, сработали все правила, которые нужны для образования этой формы, форма образована: диврейhем. Взяли сначала форму давар, потом от нее образовали дварим, потом от нее образовали диврейhем. Обратите внимание - огласовки в начальной части слова, под первыми двумя буквами, под далетом и бетом, в каждой форме свои, и это всё строится по правилам. Мы приближаемся к концу цепочки. Мы образовали не только слово в словарной форме, но и нужную форму.

Дальше идут правила перехода от огласованной формы, от слова в огласованной форме к неогласованному письму и к его звучанию. Вот это - место, где цепочка расходится на две. В самом начале цепочка соединялась из корня и модели вместе, можно было нарисовать две стрелки, от корня и от модели, которые соединяются в слово, дальше шла цепочка по одной стрелке, от слова к его форме, и дальше сейчас эти стрелки опять расходятся - в сторону неогласованного написания и в сторону устного звучания.

Каждая из этих стрелок предполагает, что что-то надо убрать. При переходе от огласованного написания к неогласованному убираются огласовки, по своим правилам; при переходе от огласованного написания к звучанию убирается разница, допустим, между разными огласовками, между разными "а", ну и, кстати, между буквами, которые одинаково звучат, допустим между тетом и тавом исчезает разница, и получается как бы ипостась слова, в которой часть информации потеряна. В неогласованном написании и в устном звучании потеряна часть информации по сравнению с тем, что было в огласованном письме.

И эти правила тоже каким-то образом формулируются, и они тоже требуют, кстати, понимания, где какая огласовка. Допустим, слово сипур. В нем надо при переходе к неогласованному написанию добавить юд. Правила неогласованного письма предполагают, что не только убираются огласовки... Более точно: убираются не огласовки. Если огласовка состоит из какой-нибудь точечки-черточки и еще знака буквы, то знак буквы остается. Вот мать чтения в слове дира - hей. В слове дира мать чтения hей в конце, которая не обозначает согласного звука, а входит в состав огласовки, - этот hей остается при неогласованном письме. И в форме дварим, допустим, огласовка "и" - это хирик мале, в его состав входит юд, который не обозначает согласного звука, этот юд тоже при неогласованном письме остается, откидываются только точечки и черточки.

Но при этом добавляются еще юды и вавы, чтобы было легче читать. Допустим, в слове сипур добавляется юд после самеха, чтобы намекнуть, что в данном месте стоит огласовка "и". А в слове михтав, допустим, - там тоже "и", но там никакого юда не добавляется. Потому что данное правило, касающееся добавления юдов при переходе к неогласованному письму, смотрит на огласовки. В слове михтав под следующей буквой стоит шва, а в слове сипур стоит что-то другое, и поэтому в слове сипур добавляется юд, а в слове михтав нет.

И точно так же работают правила перехода к устному звучанию: тоже надо смотреть, какие огласовки. Допустим, для звука "э" есть две разных огласовки: цере и сеголь. Цере может читаться как "эй", а сеголь никогда. Даже если в его состав входит юд. Окончание -эха (двареха, ширеха) пишется через сеголь и поэтому читается только как "э", а не "дварейха", потому что там не цере. То есть знание огласовок требуется для того, чтобы понять эти правила тоже.

Вот мы дошли до конца цепочки. И я так понимаю, что мы дошли до конца передачи, потому что время кончилось, правда? Я могу еще пару минут поговорить, если эти пара минут у меня есть. Если нет, то я тогда на сегодня заканчиваю.

Фрэдди: Ну, еще минута-полторы можно.

Владимир: Минута-полторы. Тогда скажу следующую вещь: что вся эта цепочка идет в одну сторону. То есть это правила, которые позволяют построить слово, заканчивая его неогласованным написанием или устным звучанием. Нет возможности взять слово без огласовок или в звучащем виде, пройти по цепочке обратно и восстановить, что это за форма, что это за слово, что это за корень, что это за модель. Таких правил нет. Разные сочетания корня, модели и формы могут давать одинаковый результат. И для того, чтобы понять, что имеется в виду, приходится только предполагать, догадываться, выдвигать гипотезы, что бы это такое могло быть, - и каждую гипотезу нужно проверить.

Я приведу пример, который мы с Натаном всегда приводим. Идет передача по радио - это пример из жизни. Ведущий зачитывает письмо слушателя: Ани роце лесапер аль баалей хайим - я хочу рассказать о животных. Забегает вперед - упс... Ани роца лесапер аль баали Хайим - я хочу (в женском роде) рассказать о своем муже Хаиме. Время закончилось.


На сайт "Иврит через мозг"