К предыдущему уроку На обложку учебника К следующему уроку

0.2.3 В каком виде слово может встретиться нам

Если известно, как слово пишется по классической орфографии [0.2.2], то можно по несложным правилам получить и неогласованную запись [3.1.1.4], и произношение [3.1.3.1]. При этом будут потеряны:

  • в неогласованной записи - большинство гласных и некоторые другие элементы слова (и так получаются омографы);
  • в произношении - разница между теми знаками, которые одинаково звучат (и так получаются омофоны).

Еще дальше от оригинала находится произношение с русским акцентом, и еще дальше - написание русскими буквами, которое можно встретить в русскоязычной прессе. Они оба строятся на произношении, но кроме того там наслаиваются особенности русской орфографии, а также ошибки автора, который может знать русский язык лучше, чем иврит.

Известно, что при передаче слов одного языка буквами другого постоянно возникают проблемы. Английская фамилия Голсуорси только по-русски выглядит как Голсуорси. То, к чему мы привыкли в русском языке, не есть абсолютная истина [0.1.1] [3.5.2.2]. Фамилия Голсуорси по-английски звучит так, что по-русски просто записать невозможно. Русское звучание Голсуорси - это только попытка приблизиться к английскому звучанию. Другой попыткой мог бы быть вариант Гальзвефи - непривычный для нас, но столь же близкий к оригиналу или далекий от него, как Голсуорси.

В иврите нет такого, как в английском, количества звуков, не имеющих аналога в русском. Однако все равно это явление есть. Возьмем слово




В нем звучит сочетание [мат], затем сочетание шва+алеф, которое не произносится, и затем [им]. Для людей, привыкших мыслить русскими буквами, это сочетание шва+алеф просто не существует. Они его не видят, потому что в русском языке такого нет. Однако на самом деле оно отражается на звучании слова - в слове образуется пауза, и максимально точным приближением к ивритскому звучанию была бы русская запись "матъим". Тем не менее в психологии изучающих это слово оседает как записанное русскими буквами "матим". Далее человек произносит эту запись так, как он привык по-русски: с мягким [т] перед [и], то есть не [т], а [ть]. В результате получается совсем непохоже на то, что нужно: и без паузы, и с [ть] вместо [т]. Самое интересное, что сам произносящий уверен, что он копирует произношение израильтян.

Слово, встреченное в окружающем иврите, надо всегда приводить к его классической орфографии - и после этого можно будет его запоминать. А встретиться оно может:

  • в устном виде - и тогда надо узнать, как оно пишется (полностью!);
  • написанным без огласовок - и тогда надо не только добавить огласовки, но и убрать "лишние" юды и вавы, добавляемые при неогласованном письме (вопрос о том, почему в таком-то слове пишется юд или вав, нередко сводится к вопросу, по какой орфографии слово было написано, когда оно вам встретилось);
  • написанным как бы с огласовками, но не по классической орфографии, а по "слишком полной" либо по танахической [3.1.1.1];
  • не в словарной форме, а в какой-нибудь другой (например, не всегда можно в первый момент сообразить, что перед нами смихут [1.2.2.1] и, следовательно, сопряженная форма);
  • в искаженном виде за счет того, что иврит данного носителя отличается от литературного, причем это может быть и в том случае, когда говорящий явно знает иврит не очень хорошо, и в том, когда он выглядит как очень образованный человек с врожденным ивритом [0.2.1].

Однако и это еще не все. Чтобы точно быть уверенным, что знаешь слово, надо не только запоминать его со всеми огласовками, но и понимать, от какого корня и какой модели [1.4.1.1] оно образовано. Могут быть слова, которые даже со всеми огласовками пишутся одинаково, однако образованы по-разному. От этого зависит в первую очередь смысл, а кроме того может зависеть и склонение.


К предыдущему уроку На обложку учебника К следующему уроку